ГЛАВНАЯ 
 
 МАТЕРИАЛЫ К БИОГРАФИИ 
 МИФЫ и ФАКТЫ 
 
 ЖИВОПИСЬ 1912-1913 
 ЖИВОПИСЬ 1914-1915 
 ЖИВОПИСЬ 1916-1920 
 ЖИВОПИСЬ 1921-1923 
 ЖИВОПИСЬ 1924-1926 
 ЖИВОПИСЬ 1926-1929 
 ЖИВОПИСЬ 1928-1935 
 ЖИВОПИСЬ 1933-1942 
 ЖИВОПИСЬ 1942-1956 
 АРЛЕКИНЫ 
 
 РИСУНКИ ФИГУРАТИВНЫЕ 
 РИСУНКИ БЕСПРЕДМЕТНЫЕ 
 АКВАРЕЛЬ, ГУАШЬ 
 РЕЛЬЕФЫ 
 ЛИНОГРАВЮРЫ 
 ЛИТОГРАФИИ 
 
 ТЕКСТЫ ИВАНА ПУНИ 
 ВЫСТАВКИ
 
 КАТАЛОГ-РЕЗОНЕ 
 ПРОБЛЕМА ПОДДЕЛОК 
 РОЛЬ КСАНЫ 
 
 КОНТАКТЫ 

 

 

 

 

 

  ПРОБЛЕМА ПОДДЕЛОК В НАСЛЕДИИ ИВАНА ПУНИ РУ DE EN

Как и наследие любого известного художника, наследие Ивана Пуни не избежало внимания поддельщиков. Однако существуют причины, делающие случай Пуни особенным.

Заметим сразу, что произведения Пуни французского периода подделывают редко: художник создал их довольно много (более тысячи), поэтому цены на них не столь высоки, как на ранние; вдобавок подделывать их не так легко. Зато редкие авангардные вещи петербургского периода (кубофутуристические, супрематические, леттристские), если повезет, можно продать за миллионы, а в изготовлении они относительно просты или кажутся простыми.

Все подделки под Пуни можно разделить на две большие группы.
Подделки первого рода – это обычные подделки с целью наживы, сделанные мошенниками с привлечением наемных анонимных ремесленников. Такие подделки стали появляться на рынке в 1960-е годы после того, как в мире возрос интерес к русскому авангарду, а вместе с ним и цены. Как раз в эти годы Ксения Богуславская, вдова Пуни, организовывала одну за другой его музейные ретроспективные выставки. Однако если в период до развала СССР случаи подделок были единичными, то в 1990-е годы художественный рынок был буквально наводнен стилизованными под русский авангард вещами с подписью "Пуни", а также "Клюн", "Гончарова", "Розанова" и т. д. Типичный пример таких псевдо-Пуни - четыре вещи из Музея Людвига, приобретенные в 1993 году с сертификатами Бернингера.
Четыре псевдо-Пуни из Музея Людвига, приобретенные в 1993 году с сертификатами Бернингера. Технологическая экспертиза, опубликованная музеем в 2020 году, опровергла авторство Пуни.

Здесь мы подошли к обстоятельствам, выделяющим подделки под Пуни среди прочих. Связаны эти обстоятельства с именами Ксении Богуславской и Германа Бернингера. Ксения Богуславская (Ксана) - жена, верная соратница и персональный менеджер Ивана Пуни, она посвятила свою жизнь поддержке мужа, а после его смерти - популяризации его творчества. Герман Бернингер - моноколлекционер Пуни, получивший от Ксаны часть ее архива.

Бернингер издал два тома подготовленного Ксаной каталога-резоне Пуни (первый том в 1972, второй через двадцать лет в 1992), а затем внезапно начал массово приобретать подделки под его ранние картины и снабжать этих псевдо-Пуни своими сертификатами подлинности. Скорей всего, пожилой коллекционер (в 1992 ему было 81 год) искренне заблуждался. Джон Боулт вспоминает, что Бернингер производил впечатление человека честного и искреннего, который был ослеплен внезапно появившейся возможностью пополнить свою коллекцию и с помощью одной искусствоведки (об этом см. статью Хубертуса Гасснера) начал приобретать подделки, причем делал это, будучи убежден, что картины подлинные. Бернингер любил позднее искусство Пуни, а раннее искусство для него, похоже, так и осталось непонятным. Печальным апофеозом деятельности Германа Бернингера стала организованная им в 2003 году выставка в Базеле, на которой среди прочих демонстрировалось 26 поддельных "вывесок" Пуни, а в каталоге излагалась удивительная легенда об их создании (пер. с немецкого):
«...после того, как Луначарский назначил Пуни профессором реформированной Академии художеств, тот должен был поставить свои способности на службу обществу для оформления заведений: столярной мастерской, аптеки, магазина музыкальных инструментов, табачной лавки, игорного заведения, магазина пряностей, лавки часовщика, лавки оружейника и т. д... Эти работы были заказаны Министерством культуры [sic], которое предоставило для этого холсты, доски и краски, расплатилось с художником через Академию художеств деньгами и натурой, а затем получило в собственность выполненные работы... После запрета всех произведений авангарда, объявленного Сталиным в 20-е годы [sic], эти уникальные вывески, так много способствовавшие обновлению городского облика, были убраны в закрытые хранилища...»

Сертифицированные Бернингером вещи (среди которых были, разумеется, и настоящие) отчасти осели в ряде частных и музейных собраний, отчасти продолжают всплывать на художественном рынке.

Примеры псевдо-Пуни из "архива Ивана Пуни, Цюрих" Германа Бернингера. Фото из каталога выставки 2003 года в Базеле (0,10 Iwan Puni. Werke aus der Sammlung Herman Berninger, Zürich und Fotografien der russischen Revolution aus der Sammlung Ruth und Peter Herzog, Basel. Ausstellungskatalog Museum Jean Tinguely, 2003).

Не столь одиозную, но не менее драматичную роль сыграла Ксения Богуславская (1892-1972). Делом своей жизни она сделала продвижение творчества Пуни: она устраивала его выставки, дарила его произведения музеям, продавала их в частные и музейные собрания, печатала репродукции. Ей хотелось представить творчество мужа во всей полноте и блеске, но на ее пути встала проблема: большинство ранних произведений Пуни остались в России. Ксана предприняла максимум усилий чтобы добраться до них, но была вынуждена констатировать, что многие ранние вещи либо недоступны, либо утрачены. Тогда она приняла смелое решение самостоятельно восстановить хотя бы что-то. Так появился ряд рельефов, гуашей и линогравюр. К Ксане не было бы никаких претензий, подпишись она откровенно своим именем и датой. Но она предпочла приписать их задним числом мужу, видимо сочтя, что как профессиональная художница и единомышленница она в состоянии полностью и идентично реконструировать его работы. По сравнению с грубыми подделками первого рода эти вещи сохраняют авторскую манеру, отличаются более высоким уровнем исполнения и часто с трудом поддаются идентификации. Наверное даже не стоит называть их подделками, т.к. по сути они являются реконструкциями или воспроизведениями, авторизованными женой художника.

  Консультирование относительно подлинности произведений Ивана Пуни

В экспертном сообществе бытует обоснованное мнение, что из всех произведений русского авангарда, поступивших на художественный рынок после 1990 года, более 90% были поддельными; об этом см., например, материалы симпозиума и выставки «Русский авангард в музее Людвига: оригинал и подделка" (2020). В полной мере это относится и к вещам, приписываемым раннему (до 1923) Пуни. При такой концентрации подделок не может быть и речи о презумпции подлинности - то есть по умолчанию разумно предполагать вещь подделкой, а подлинность ее считать доказанной только при наличии веских доводов.

Заинтересованные лица могут обращаться через сайт за консультацией относительно подлинности произведений Ивана Пуни. Оценка того, является ли произведение подлинным, производится по набору критериев, включающих прежде всего провенанс и соответствие авторской манере (историко-искусствоведческая экспертиза). Знание авторской манеры достигается многолетним изучением произведений художника, его творческой эволюции, биографии, прижизненных выставок и публикаций.
Наш опыт показывает, что в большинстве случаев уровень подделок под Пуни таков, что для их идентификации не требуется технологической экспертизы, достаточно лишь историко-искусствоведческой.

Выявление авторизованных вдовой художника реконструкций требует глубоких знаний исторического контекста. В некоторых случаях сомнения не разрешить без исследования возраста материалов, тогда для окончательного заключения может дополнительно потребоваться технологическая экспертиза.

Как всякое экспертное заключение, наша консультация отражает мнение эксперта, не претендует быть абсолютной истиной и носит вероятностный характер.
100% вероятность подлинности соответствует полной уверенности эксперта в подлинности произведения, а нулевая вероятность - полной уверенности в том, что это подделка; промежуточные значения отражают степень сомнений по поводу авторства, неопределенности происхождения и т.д.