ГЛАВНАЯ 
 
 МАТЕРИАЛЫ К БИОГРАФИИ 
 МИФЫ и ФАКТЫ 
 
 ЖИВОПИСЬ 1912-1913 
 ЖИВОПИСЬ 1914-1915 
 ЖИВОПИСЬ 1916-1920 
 ЖИВОПИСЬ 1921-1923 
 ЖИВОПИСЬ 1924-1926 
 ЖИВОПИСЬ 1926-1929 
 ЖИВОПИСЬ 1928-1935 
 ЖИВОПИСЬ 1933-1942 
 ЖИВОПИСЬ 1942-1956 
 АРЛЕКИНЫ 
 
 РИСУНКИ ФИГУРАТИВНЫЕ 
 РИСУНКИ БЕСПРЕДМЕТНЫЕ 
 АКВАРЕЛЬ, ГУАШЬ 
 РЕЛЬЕФЫ 
 ЛИНОГРАВЮРЫ 
 ЛИТОГРАФИИ 
 
 ТЕКСТЫ ИВАНА ПУНИ 
 ВЫСТАВКИ
 
 КАТАЛОГ-РЕЗОНЕ 
 ПРОБЛЕМА ПОДДЕЛОК 
 РОЛЬ КСАНЫ 
 
 КОНТАКТЫ 

 

 

 

 

 

  ТЕКСТЫ ИВАНА ПУНИ ОБ ИСКУССТВЕ РУ DE EN

Тексты, написанные Иваном Пуни об искусстве, свидетельствуют о его необычайно серьезном и вдумчивом отношении к своей профессии. Корпус его текстов состоит из статей, писем и докладов и охватывает период с 1914 по 1925 годы. После 1925 года об отношении Пуни к искусству можно судить только по его картинам, словесная рефлексия отсутствует либо не сохранилась.
Первый из сохранившихся документов - письмо Пуни Малевичу (РГАЛИ 3145-2-820) из Брюсселя, датированное 12 июля 1914 года. Письмо написано в тот момент, когда Малевич и Пуни, недовольные атмосферой в Союзе молодежи, решают сами организовать выставку единомышленников, впоследствии названную "1-я Футуристическая выставка картин "Трамвай В"". Уезжая в начале 1914 в Париж, чета Пуни планировала участвовать в Салоне Независимых, куда они отвезли кроме своих картин еще три картины Малевича, а также ряд произведений Матюшина, Кульбина и В. Бурлюка.

Второе из сохранившихся писем Пуни Малевичу (РГАЛИ 3145-2-821) написано во время подготовки следующей за "Трамваем В" выставки - "Последней футуристической выставки картин "0,10"" и датируется июлем 1915 года. В конце этого письма Пуни пишет о намерении издать небольшую книгу со своей статьей. Издание не состоялось; вполне возможно, что в письме речь шла о статье "Освобождение живописи", которая увидела свет в апреле 1919 года в витебском сборнике "Революционное искусство" (Van Abbemuseum, LS Collection). Статья снабжена подзаголовком "написано в 1914 г.; в печати не было".

Для выставки "0,10" Иван и Ксана отпечатали эпатажную листовку с набором логических/алогических лозунгов по поводу нового искусства. Во время работы выставки 12 января 1916 года в зале Тенишевского училища Малевич и Пуни выступили с "Публичной научно-популярной лекцией супрематистов" . Поскольку было необходимо согласование градоначальника, сохранились тезисы этой лекции (ЦГИА 569-13-1545, л. 131-133).

Следующие тексты Пуни с его рассуждениями об искусстве публикуются в 1919 году. В это время он работает профессором ПГСХУМ - Петроградских государственных свободных художественных мастерских (реорганизованной бывшей Императорской академии художеств), и формально является сотрудником отдела ИЗО Наркомпроса. С января по апрель 1919 года чета Пуни, следуя приглашению Марка Шагала, работает в Витебске. Туда же из голодного Петрограда уезжает и часть студентов мастерской Пуни. Ксана, студентка и староста этой мастерской, в Витебске становится руководителем мастерской прикладного искусства. И Иван, и Ксана входят в Коллегию по делам искусств и художественной промышленности Витебской губернии (М. Шагал – председатель коллегии, К. Богуславская – зав. секцией художественной промышленности, И. Пуни - зав. секцией художественной агитации и пропаганды). По долгу службы Иван отвечает за составление сборника "Революционное искусство", изданного в апреле 1919 года. В сборник вошли пять статей самого Пуни. Еще он организует публичные диспуты об искусстве, один из которых - диспут о футуризме выливается в оживленный обмен мнениями на страницах витебских газет.

Параллельно в петроградской газете "Искусство коммуны", органе отдела ИЗО Наркомпроса, выходят две программные статьи Пуни: "Творчество жизни" (5 января 1919) и "Современные группировки в русском левом искусстве" (13 апреля 1919).

Три года, проведенные четой Пуни в Берлине (1921-1923) были заполнены не только творческой, но и бурной общественной деятельностью. Они были избраны в руководство русского "Дома искусств" (Иван - в Совет, Ксана - в контрольную комиссию) и находились на переднем крае дискуссий о судьбах искусства. Одно из собраний "Дома искусств" (3 ноября 1922) состоялось для слушания доклада Пуни на тему "Современная русская живопись и русская выставка в Берлине"; текст этого доклада лег в основу программной брошюры "Современная живопись", изданной через несколько месяцев.
За год до этого доклада в ноябре 1921 года Пуни опубликовал в первом номере русскоязычного журнала "Сполохи" статью "Искусство жизни".
В Берлине Пуни много общался с европейскими авангардистами. В октябре 1921 года в журнале De Stijl было опубликовано воззвание (вместе с Пуни его подписали Рауль Хаусман, Ханс Арп и Ласло Мохой-Надь) "Aufruf zur elementaren Kunst" (Воззвание к элементарному искусству).
О проблемах, навалившихся на него в Берлине, Пуни писал 20 января 1922 года своим друзьям - Владимиру и Сарре Лебедевым в Петроград. Это письмо опубликовано в статье: П. Дружинин. «Художников здесь нет, искусства нет…». Иван Пуни и Ксения Богуславская в Берлине // Искусствознание, 2023, №4, с. 230-243.
В мае 1922 года Пуни принял участие в Первом конгрессе интернационала художников-авангардистов в Дюссельдорфе. На конгрессе имело место противостояние между художниками, стремящимися к объединению (ван Дусбург/Мондриан, Лисицкий/Эренбург, Рихтер/Эггелинг), и художниками-индивидуалистами ("группа Синтез" - Пуни/Залит/Дзиркал). Декларации каждой из групп были опубликованы в журнале De Stijl (1922, №4 Kongres-nummer). О драматическом расхождении во взглядах с Лисицким и Эренбургом на Конгрессе Пуни упоминал в своем письме Пунину летом 1922 года. Тогда же (25 июня 1922) в берлинской газете "Голос России" была опубликована его статья "Немецкий экспрессионизм в живописи и русское искусство", в которой Пуни еще раз прошелся по коллективизму в искусстве, заклеймив его "аракчеевщиной".
За два месяца до Конгресса в журнале "Новая русская книга" (№2, март 1922) была опубликована рецензия Пуни на книгу Эренбурга "А все-таки она вертится".
В июле 1923 года в журнале Das Kunstblatt (изд. Пауль Вестхайм) вышла большая программная статья Пуни в немецком переводе "Zur Kunst von heute" (О сегодняшнем искусстве). В том же 1923 году Пауль Вестхайм начал составлять и в 1925 году выпустил сборник текстов, озаглавленный "Künstlerbekenntnisse" (Признания художников). Эти признания Вестхайм собрал у 63 ценимых им художников, в том числе 8 русских (Марк Шагал, Роберт Генин, Моисей Коган, Карл Залит, Иван Пуни, Казимир Малевич, Натан Альтман, Эль Лисицкий). Пуни дал небольшой текст с изложением своего тогдашнего кредо.

Небольшая обзорная статья Пуни RUSSIE. L'ART (Россия. Искусство) вышла в 22 номере "L'Esprit nouveau" в 1924 году, когда Пуни уже окончательно перебрался в Париж. Пуни дружил с Амеде Озанфаном, редактировавшим этот журнал. В статье подытожены ранее излагавшиеся идеи; нарисованная в ней картина была отрефлексирована Пуни пять лет назад и не учитывает изменения, произошедшие в России за эти годы.

Сохранились два содержательных письма, отправленные Пуни из Парижа своим старым друзьям: одно - Пунину в марте 1924, другое - Шкловскому в апреле 1925 года. После этого Пуни текстов об искусстве не писал, а самовыражался только языком живописи и рисунка.

  СКАЗКИ ИВАНА ПУНИ

Иван Пуни "обладал редкостным талантом выдумывать необузданно фантастические, забавные сказки" - говорил Корней Чуковский, вспоминая эпизод из своего общения с Горьким в 1917 году:
«Вообще юмор в качестве меры воздействия на детскую душу Алексей Максимович ценил высоко и очень обрадовался, когда я привез из Куоккалы сказку Ивана Пуни «Иеремия Лентяй». Пуни был художник-футурист, друг Маяковского, застенчивый и молчаливый молодой человек, обладавший редкостным талантом выдумывать необузданно фантастические, забавные сказки. <…> Горький стал оживленно смеяться и позвал из другой комнаты группу художников, чтобы они пришли послушали. Он хотел повидаться с автором, но Пуни до того законфузился, что не решился прийти к нему в назначенный срок и даже стал утверждать, будто сказка написана не им, а его женой, Богуславской. В подзаголовке пришлось напечатать: «Сказка Кс. Богуславской. Рисунки Ив. Пуни».» (Чуковский К.И. Собр. соч. в 15 томах, т. 5, Современники: Портреты и этюды, М.: Терра - Книжный клуб, 2001).

Сказка Иеремия Лентяй вышла в сборнике "Ёлка" (Ёлка. Книжка для маленьких детей. Сост. А. Бенуа и К. Чуковский. [Пг.], Гос. тип., [Парус, 1918], худ.: В. Лебедев, Ал-др Бенуа, Ю. Анненков, В. Замирайло, В. Ходасевич, Б. Попов, А. Радаков, С. Чехонин, И. Репин, М. Добужинский, Ив. Пуни, Г.В.).
Этот сборник Чуковский начинал готовить еще в 1917 году, тогда же он опубликовал еще три сказки Пуни в Иллюстрированном приложении для детей к журналу "Нива". Это были "Сосулька" в №4 за апрель 1917, "Самоварная шипелка" в №7 и "Портной Пепка - шьет крепко" в №11. Все они были иллюстрированы рисунками Ксении Богуславской, и ей же было приписано авторство "Сосульки" - как и в случае «Иеремии Лентяя».
В 1919 году Пуни собирался опубликовать семь своих сказок отдельной книжкой и даже договорился с Александром Бенуа об иллюстрации для обложки, но издание сорвалось. Сохранилось только письмо Пуни к Бенуа (без даты [апрель 1919], ОР ГРМ 137-1-1437) со списком и краткими конспектами этих семи сказок: Иеремия лентяй, Емеля-пустомеля, Сосулька, Таракан, Муха и щепка, Самоварная шипелка, Летучий голландец и Портной Пепка.
Издать сборник своих сказок под названием Сказки-минутки Пуни удалось только в 1922 году в Берлине (Пуни, Иван. Сказки-минутки. Берлин, Русское творчество, 1922. 95 с. Рисунки И. Пуни и К. Богуславской). В сборник вошло 14 сказок. Одна из них - "История про Таракана Иваныча" вполне могла вдохновить Чуковского на написание знаменитого "Тараканища".