ГЛАВНАЯ 
 
 МАТЕРИАЛЫ К БИОГРАФИИ 
 МИФЫ и ФАКТЫ 
 
 ЖИВОПИСЬ 1912-1913 
 ЖИВОПИСЬ 1914-1915 
 ЖИВОПИСЬ 1916-1920 
 ЖИВОПИСЬ 1921-1923 
 ЖИВОПИСЬ 1924-1926 
 ЖИВОПИСЬ 1926-1929 
 ЖИВОПИСЬ 1928-1935 
 ЖИВОПИСЬ 1933-1942 
 ЖИВОПИСЬ 1942-1956 
 АРЛЕКИНЫ 
 
 РИСУНКИ ФИГУРАТИВНЫЕ 
 РИСУНКИ БЕСПРЕДМЕТНЫЕ 
 АКВАРЕЛЬ, ГУАШЬ 
 РЕЛЬЕФЫ 
 ЛИНОГРАВЮРЫ 
 ЛИТОГРАФИИ 
 
 ТЕКСТЫ ИВАНА ПУНИ 
 ВЫСТАВКИ
 
 КАТАЛОГ-РЕЗОНЕ 
 ПРОБЛЕМА ПОДДЕЛОК 
 РОЛЬ КСАНЫ 
 
 КОНТАКТЫ 

 

 

 

 

 

  РЕЛЬЕФЫ РУ DE EN

Период увлечения рельефами, как и беспредметничеством в целом, был у Пуни относительно коротким - с 1913 по 1916 год - и полностью завершился в 1919 году с созданием "тарелки, закрепленной на доске" - "супрематической конструкции, доведенной до полного упрощения и лаконизма", по его собственному выражению. Это увлечение было связано со стремлением Пуни делать самое новое, самое радикальное искусство. Из Парижа, где он жил и учился в 1910-1912 годах, Пуни приехал обогащенный знанием новейших течений в искусстве, в том числе фовизма и кубизма. В первой половине 1914 года он вместе с Ксаной снова был во Франции, участвовал в 30-м Салоне Независимых и углублял свое художественное образование. Весьма вероятно, что там он обратил внимание на трехмерные ассамбляжи, которыми как раз в это время занимался Пикассо.

В марте 1914 года в Париж ездил и Татлин. Он побывал в мастерской Пикассо и стал горячим адептом трехмерных беспредметных композиций, или "материальных подборов", рельефов и контррельефов, как он их называл. Перед этим Татлин, так же как и Пуни, и Малевич, участвовал в деятельности "Союза молодежи". По возвращении в Россию (осень 1914) Пуни уже находился (совместно с Малевичем) в процессе организации "Первой футуристической выставки картин "Трамвай В"", на которой они стремились представить публике самые радикальные по новизне направления изобразительного искусства. Самые радикальные направления олицетворялись прежде всего Малевичем и Татлиным, и Пуни пришлось проявить немало дипломатии, чтобы удержать под одной крышей этих двух чрезвычайно эгоцентричных мастеров. Особенно трудным это стало во время следующей выставки - "Последней футуристической выставки картин "0,10"".

Пуни всегда стремился к синтетическому искусству, и вещи, которые он дал на выставку "Трамвай В", сочетали идеи материальных подборов Татлина и алогических картин Малевича. Среди 11 перечисленных в выставочном каталоге экспонатов Пуни два сегодня хранятся в ГРМ: "Гармоника" (№ 49, живопись с элементами скульптуры) и "Портрет жены художника" (№ 51, чисто кубистическая живопись). Хорошо известны еще два его произведения с выставки "Трамвай В", оба рельефы из различного материала: "Игроки в карты" (№ 54) и "Мертвая натура" c молотком (№ 57). Работа "Игроки в карты" стала объектом журналистских шуток (типичных по отношению к футуристам), и ее фото несколько раз публиковалось в петербургских газетах по ходу выставки. "Мертвая натура" c молотком, сооруженная из трех прихотливо наложенных друг на друга листов картона и закрепленного поверх молотка, сочетала идею материального подбора с использованием реди-мейда. Неизвестно, был ли Пуни уже тогда знаком с Дюшаном и его опытами; если нет, то они двигались параллельным курсом. Этот рельеф с молотком был реконструирован Пуни в Берлине в 1921 году, он зафиксирован на фотографиях его берлинской мастерской.

Вскоре после "Трамвая В" прошла "Выставка картин левых течений" в Художественном бюро Добычиной (12 апреля – 9 мая 1915), на которую Пуни дал одну вещь, привлекшую журналистское внимание:
«В первой комнате мое внимание привлекла к себе картина Пуни «Мертвая натура». Картина по размерам не велика. Нарисовано на ней... Впрочем, что нарисовано, трудно понять. Зато, что приклеено к картине Пуни, всем ясно и понятно. В правом углу «Мертвой натуры» приклеены пять настоящих, купленных в самой обыкновенной табачной лавочке папирос. Сверху приклеена коробка спичек. [и т.д.]» (Д’Ор О.Л. На выставке футуристов // День. 15 апреля 1915, с. 4)

Там же на Марсовом поле у Добычиной 19 декабря 1915 открылась "Последняя футуристическая выставка картин "0,10"", организатором которой также был Пуни. Согласно каталогу, он представил 23 произведения. Из них 11 имели названия и видимо были картинами, написанными маслом на холсте, а 12 обобщенно проходили как "Живописная скульптура" и "Живопись". Среди них были вещи, позволившие Пуни через пять лет (в каталоге выставки в галерее "Штурм") утверждать, что на выставке "0,10" "впервые появились супрематические картины (К. Малевич) и супрематические скульптуры (И. Пуни, О. Розанова)". Однако на выставке "0,10" эти супрематические скульптуры были мало кем поняты и оценены. Журналисты по обыкновению потешались, и даже Матюшин в своей рецензии на выставку написал об одной из работ Пуни: "Его шар в зеленом ящике, лучшая из его вещей, но явно кубистическая". Речь идет о произведении "Белый шар", подаренном Ксаной в 1966 году в Национальный музей современного искусства в Париже. Непонятно, что кубистического увидел в нем Матюшин: на базе обычного выдвижного ящика выстроена беспредметная композиция из простых геометрических фигур и трех локальных цветов. Рядом с черной трапецией — зеленая трапеция, на ней срез белого шара. Все очень просто. И вместе с тем сложно: в работе объединены идеи Татлина (материальный подбор, конструкция, фактура), Дюшана (реди-мейд — ящик) и Малевича (геометрическая беспредметность, монохромные цветовые плоскости). «Это было поистине новаторское произведение <…> столкновение в высшей степени отвлеченных форм и прозаических бытовых предметов словно перевенчало русскую беспредметность и реди-мейды Марселя Дюшана <…> Но Иван Пуни, создав несколько минималистских шедевров такого рода — к ним, безусловно, относился «Белый шар», — оставил этот путь без развития» (Шатских А.С. Казимир Малевич и общество Супремус. М.: Три квадрата, 2009, с. 124).

1914. Игроки в карты. На выставке "Трамвай В" кат. 54. Утрачено. Фото из газет, март 1915 1914. Сапоги и стул. Смешанная техника. На выставке "Трамвай В" кат. 59. Утрачено. Фото 1915 года 1914. Натюрморт. Этюд. Смешанная техника. На выставке "Трамвай В" кат. 53. Утрачено. Фото из журнала "Огонек", март 1915 1914. Гармоника. Смешанная техника. 62 х 68 см. На выставке "Трамвай В" кат. 49. ГРМ, инв. ЖБ-1521 1914. Натюрморт [с молотком]. На выставке "Трамвай В" кат. 57. Утрачено. На фото - № 100 каталога-резоне, реконструкция мастерской Пуни, 1959-1966 1915. Белый шар. Смешанная техника. 34 × 51 × 12 см. Экспонировалось на выставке "0,10". Национальный музей современного искусства, Париж
1915. Супрематическая скульптура. Утрачено. На фото - № 102 каталога-резоне, реконструкция мастерской Пуни (1959-1966) по авторскому эскизу (1915-1921) 1915. Супрематическая скульптура. Утрачено. На фото - № 103 каталога-резоне, реконструкция мастерской Пуни (1959-1966) по авторскому эскизу (1915-1921). Национальный музей современного искусства, Париж 1915. Супрематическая скульптура. Утрачено. На фото - № 104 каталога-резоне, реконструкция мастерской Пуни (1959-1966) по авторскому эскизу (1915-1921) 1915. Супрематическая скульптура. Утрачено. На фото - № 108 каталога-резоне, реконструкция мастерской Пуни (1959-1966) по авторскому эскизу (1915-1921) 1915. Супрематическая скульптура. Утрачено. На фото - № 109 каталога-резоне, реконструкция мастерской Пуни (1959-1966) по авторскому эскизу (1915-1921) 1919. Натюрморт [Тарелка, закрепленная на доске]. Экспонировалось на Первой государственной свободной выставке (1919). Утрачено. На фото - № 114 каталога-резоне, реконструкция мастерской Пуни, 1959-1966. Государственная галерея Штутгарта

Последний раз в России Пуни выставился на Первой государственной свободной выставке 1919 года, проходившей в (бывшем) Зимнем дворце. В каталоге указано 18 его произведений, из них семь "Натюрмортов" и четыре "Без названия". Один из этих натюрмортов представлял собой тарелку, закрепленную на доске. Он удостоился упоминания в статье "Праздник искусства" анонимного Ф. в газете "Северная коммуна" (14 апреля 1919, с. 2): "Публика с недоумением останавливается перед «произведениями» Пуни. Действительно, невозможно понять, в каком отношении к искусству находится хотя бы выставленная им на деревянной доске тарелка. Не картина, не изображение тарелки, а самая обыкновенная фарфоровая тарелка, прикрепленная к деревянной доске. Или его другие «примитивы» в таком же роде. Тарелка она символическая, это дедукция ad absurdum всех тех художественных исканий, которые целиком ушли в форму и совершенно отринули содержание. Во всяком случае этим работам место в лаборатории или студии, но отнюдь не на художественной выставке, где группируются произведения искусства, достижения творческие, а не технические."

О произведении с тарелкой Пуни вспоминал в каталоге своей выставки в галерее "Штурм": "она вызвала незаслуженные окрики: ведь эта работа была последним, завершающим звеном натуралистического периода, и по своему физическому составу (действительно максимально возможного приближения к наглядности и относительности), и по супрематической конструкции, доведенной до полного упрощения и лаконизма."
Заметим родство этого произведения, завершающего важный для Пуни период, с "Белым шаром", созданным в его начале.

Всего в каталоге-резоне Пуни перечислено 16 рельефов, включая "Белый шар" и два утраченных ("Игроки в карты" и "Зеленая доска", о которой сообщалось в газетных публикациях по ходу выставки "0,10"). Остальные 13 рельефов представляют собой поздние реконструкции, большинство из которых было смонтировано по-видимому под руководством Ксаны в 1959-1966 годах по эскизам, которые они с Иваном подготовили в 1921 году для выставки в галерее "Штурм". Об этом в каталоге-резоне сказано (в обтекаемой форме) так: "С 1914 по 1917 год он сделал около тридцати живописных рельефов, из которых сегодня мы знаем лишь часть. Катастрофические зимы 1918 и 1919 годов заставили художника принести рельефы в жертву ради обогрева своей мастерской. Поэтому большинство перечисленных ниже работ были восстановлены Пуни благодаря моделям и эскизам после бегства из России в 1920 году."
На самом деле только один из рельефов был реконструирован Иваном в Берлине в 1921 году, а именно натюрморт с молотком, что подтверждают фотографии его мастерской того времени. Об остальных рельефах не существует никаких упоминаний вплоть до 1959 года, когда Ксана принялась активно восстанавливать и выставлять творческое наследие Пуни во всей полноте. Что касается произведения "Белый шар" (1915, № 105 каталога-резоне, Национальный музей современного искусства в Париже, дар Ксении Богуславской (1966)), то мы исходим из того, что это действительно то самое произведение 1915 года, которое Ксане удалось разыскать в Ленинграде и привезти во Францию. Для того чтобы окончательно убедиться, что это не реплика, изготовленная под ее руководством (как почти все остальные рельефы в каталоге-резоне), следовало бы провести технологическую экспертизу.