ГЛАВНАЯ 
 
 МАТЕРИАЛЫ К БИОГРАФИИ 
 МИФЫ и ФАКТЫ 
 
 ЖИВОПИСЬ 1912-1913 
 ЖИВОПИСЬ 1914-1915 
 ЖИВОПИСЬ 1916-1920 
 ЖИВОПИСЬ 1921-1923 
 ЖИВОПИСЬ 1924-1926 
 ЖИВОПИСЬ 1926-1929 
 ЖИВОПИСЬ 1928-1935 
 ЖИВОПИСЬ 1933-1942 
 ЖИВОПИСЬ 1942-1956 
 АРЛЕКИНЫ 
 
 РИСУНКИ ФИГУРАТИВНЫЕ 
 РИСУНКИ БЕСПРЕДМЕТНЫЕ 
 АКВАРЕЛЬ, ГУАШЬ 
 РЕЛЬЕФЫ 
 ЛИНОГРАВЮРЫ 
 ЛИТОГРАФИИ 
 
 ТЕКСТЫ ИВАНА ПУНИ 
 ВЫСТАВКИ
 
 КАТАЛОГ-РЕЗОНЕ 
 ПРОБЛЕМА ПОДДЕЛОК 
 РОЛЬ КСАНЫ 
 
 КОНТАКТЫ 

 

 

 

 

  РОЛЬ КСЕНИИ БОГУСЛАВСКОЙ РУ DE EN

Ксения Богуславская - жена, верная соратница и персональный менеджер Ивана Пуни, посвятила свою жизнь поддержке мужа, а после его смерти - популяризации его творчества.
С самого начала их совместной жизни (1913) Ксана действовала с Иваном заодно во всех его проектах без исключения. Можно упомянуть организацию Первой и Последней футуристических выставок (Трамвай В и 0,10) в 1915 году, оформление Петрограда к революционным праздникам (1918) и т.д. Когда Пуни был назначен профессором ПГСХУМ в ноябре 1918 года, Ксана записалась студенткой в его мастерскую и стала старостой мастерской.
Яркий образ Ксаны нарисовал Григорий Шилтян, работавший в Париже начала 1930-х под одной крышей с Пуни:

Cамым удивительным в семье Вани была его жена Ксана. Раньше она тоже была художницей. Она была очень красива – типичная казацкая или украинская красавица, с горящими глазами и пышной фигурой, очень сметливая и наделенная взрывной энергией – женский тип, описанный в романах Шолохова. Когда я у них появился, она уже несколько поблекла, но все еще могла изумить своим неустанным стремлением находить работу и прославлять имя своего мужа. Она была прототипом, синтезом и вершиной того типа русской женщины, которая целиком посвящает себя мужу и с железным упорством поддерживает во всех делах, с тем чтобы утвердить его имя и его самого. […] Целый день она носилась с картинами Пуни под мышкой. Она добилась доступа во все художественные круги и всюду доказывала гениальность Вани и значение его творчества. Она неустанно заводила знакомства, была на дружеской ноге с критиками и торговцами, приводила покупателей. В дополнение к этой героической самоотверженности, она еще занималась дизайном шляпок и свитеров, предоставляя таким образом Ване возможность валяться на диване или проводить время со своим псом. [...] Вечером, когда я собирался уходить, в мастерскую, как метеор, врывалась его жена, закончив длинный трудный день, полный разных хлопот и поисков работы. Всякий раз, обнаружив свеженаписанный холст, она расцветала от счастья: «Ваня! Да ты работал! Как я этому рада! Но ведь это настоящий шедевр! Завтра утром я снесу его Марселю Бернхайму, а еще лучше – Бингу. Ты в точности угадал его вкус! Какое чувство, какая поэзия, а какой мазок! Может быть даже лучше отнести его Эсселю. Вот увидишь, он сразу предложит тебе контракт. Этот пейзаж полон поэзии ...». «Натюрморт», суховатым голосом замечал Ваня. «Все равно», продолжала Ксана и бросала на меня победный взгляд, «важно, что здесь есть глубокое чувство – это в живописи самое главное.» (Gregorio Sciltian. Mia avventura. Milano: Rizzoli, 1963).

Ксана прекрасно ориентировалась в парижском арт-рынке, на котором сама вела посредническую торговлю произведениями не только мужа, но и других художников - как минимум с 1926 года. Известно о ее деловых связях, в частности, с Андре Дереном и Мари Лорансен. Со временем она стала опытным арт-дилером и знала обычаи арт-рынка со всех сторон, светлых и темных.
Когда Пуни не стало, Ксана устраивала его ретроспективные выставки, составляла выставочные каталоги, дарила его произведения музеям, продавала их в музейные и частные собрания, печатала репродукции, готовила материал для каталога-резоне. В письмах друзьям она часто сетовала на огромный объем работы и недостаток времени, например в письме Шкловскому от 18.11.1962 (РГАЛИ 562-2-653):

"Сейчас я что-то должна делать дальше – книги, выставки, приводить в порядок архив и распределять картины по французским и иностранным музеям (частным людям продаю по необходимости и зверски дорого), так как должна торопиться, боюсь подохнуть и не успеть. Правда теперь уж бояться особенно нечего и Ваня идет наряду с самыми «великими». Некоторые статьи так и озаглавлены «Событие в Париже: выставки Гойя, Брак и Пуни». Но абсолютно некому доверить продолжение не карманное, а сердечное."

В 1959/1960 годах Ксана принесла в дар французскому государству 12 картин Пуни, в 1966 году - еще 50 произведений, живописных и графических. Сегодня они хранятся в Национальном музее современного искусства, Париж.

Ксана оказалась образцовым товарищем. О такой поддержке любой художник мог бы только мечтать, однако в своем рвении она, кажется, несколько перестаралась. Ей хотелось представить творчество мужа во всей полноте и блеске, но на ее пути встала проблема: большинство ранних произведений Пуни остались в России. Ксана предприняла максимум усилий, чтобы добраться до них, но была вынуждена констатировать, что многие ранние вещи либо утрачены, либо недоступны. Тогда она приняла смелое решение самостоятельно восстановить их. Так появился ряд рельефов, гуашей и линогравюр. К Ксане не было бы никаких претензий, подпиши она эти реплики откровенно своим именем и соответствующей датой, но она предпочла приписать их задним числом мужу, видимо сочтя, что как профессиональная художница и единомышленница она в состоянии полностью и неотличимо реконструировать его работы. О сомнениях Ксаны в правильности избранного пути косвенно свидетельствует ее фраза в том же письме:

"Вот я никак не могу заснуть до 3-4 час[ов] ночи, все ворочаюсь и мучаюсь, чтоб чего не навредить и не наделать глупостей. Хотя я и привыкла к деятельности «во вне», но всегда был Ваня, котор[ый] ежели я зарывалась, останавливал фонтан немедленно."

Похоже что Ксана все-таки "зарылась". Изготовленные ею и под ее руководством произведения - реконструкции или воспроизведения, авторизованные женой художника, обсуждаются в разделах АКВАРЕЛЬ, ГУАШЬ, РЕЛЬЕФЫ, ЛИНОГРАВЮРЫ, ЛИТОГРАФИИ.

Ксения Леонидовна Богуславская (Пуни) (1892-1972)
до 1917 года даты даются по старому стилю

24 января 1892 В Одессе родилась Ксения Леонидовна Богословская.
Отец - Леонид Иванович Богословский (01.01.1854, Ярославская губ. — 22.07.1902, Талиенван Квантунской обл.). Мать - Вера Федоровна Богословская (в девичестве Алабугина, дочь поручика; 26.04.1858, Одесса – 16.08.1921, Петроград). В Одессе они жили в Павловском здании дешевых квартир на пл. Куликово поле (ул. Канатная, 81).
1899 Вера Богословская с детьми - Ксаной и ее старшим братом Леонидом (2 декабря 1880, Одесса – 1940, Ленинград) отправилась из Одессы к мужу, служившему с мая 1898 года на Квантунском полуострове в Китае.
1902-1903 Отец Ксаны - Леонид Иванович Богословский умер в госпитале от дизентерии в чине подполковника (22.07.1902). Почти год Вера Федоровна хлопотала в Порт-Артуре о назначении и пересчете военной пенсии, и летом 1903 вернулась с детьми в Россию. Они поселились в С-Петербурге на ул. Бармалеева, а с 1907 года на Лахтинской ул., д. 30. Ксана поступила 1 сентября 1903 года в женское училище Принцессы Терезии Ольденбургской (СПб, Каменноостровский пр., 36).
1908 Ксана успешно окончила курс училища и получила аттестат (27 мая 1908). Летом 1908 года на даче в Куоккале познакомилась с Иваном Пуни.
1909-1910 Посещала уроки рисования в ИАХ, где заканчивал обучение ее кузен С.Я. Турковский.
1910-1911 Участвовала в политической деятельности. Опасаясь преследований, вышла замуж за некоего Колосова и уехала с ним из России сперва в Галицию (Львов, Карпаты), затем в Вену и оттуда в Неаполь. В Неаполе поступила в Академию изящных искусств.
1912 В Неаполе повстречала Ивана Пуни, оказавшегося там проездом из Парижа (февраль 1912). Забыв о Колосове, отправилась с Иваном на Капри. Переезд к Пуни в Париж (март 1912). Вскоре Иван уехал в Россию, а Ксана до конца 1912 года посещала парижские частные школы («Русскую академию» и Академию Гран-Шомьер). В конце 1912 вернулась в СПб под фамилией Богуславская.
1913-1956 Иван и Ксана - неразлучная пара.
28 декабря 1956 Иван Пуни умер от инфаркта. Ксана похоронила его на кладбище Монпарнас 2 января 1957 года по первому классу.
1957-1958 Организовала и провела четыре крупные ретроспективные выставки Пуни.
1959 Первая поездка в Москву и Ленинград (июль-август).
1959-1966 Организовала и провела 14 ретроспективных выставок Пуни в музеях и галереях.
1966 Принесла в дар французскому государству 50 произведений Пуни, живописных и графических. Ранее (1959/1960) она уже подарила 12 картин.
3 мая 1972 Ксения Богуславская умерла в Эрбле под Парижем в доме престарелых "Les Erables" (Клены), где она находилась под присмотром своей сиделки Маргариты Саделер, ставшей ее наследницей.